Особенности композиции в декоративном искусстве Японии

История искусства
Французский стиль в русской архитектуре
Классицизм
Романский стиль
Искусство барокко
Каролингское Возрождение
Города и замки Германии
Готика Франции
Петербург
Античность
Из истории художественной росписи тканей
Декоративное искусство Японии
Перевод рисунка на ткань
Базовый курс по электротехнике
Элементы электрических цепей
Топология электрических цепей
Переменный ток
Элементы цепи синусоидального тока
Методы контурных токов и узловых потенциалов
Основы матричных методов
Мощность в электрических цепях
Резонансные явления
Векторные и топографические диаграммы
Анализ цепей с индуктивно связанными элементами
Метод эквивалентного генератора
Графические методы расчета
Пассивные четырехполюсники
Электрические фильтры
Трехфазные электрические цепи
Расчет трехфазных цепей

Мощность в трехфазных цепях.

Курс лекций и практических занатий по черчению
Выполните сопряжение тупого, прямого и острого углов
Основные способы проецирования
Технический рисунок
Контур детали с элементами сопряжения
Построение лекальных кривых
Построение аксонометрических проекций
Геометрические построения
Материаловедение
Механические испытания материалов
Испытания на твердость
Измерение ударной вязкости
Кристаллическое строение металлов
Кристаллизация
Основы теории сплавов
Металлы
Полупроводники
Электропроводность твёрдых диэлектриков
Диэлектрическая проницаемость и диэлектрические потери диэлектриков
Электрическая прочность жидких и газообразных диэлектриков
Пробой твёрдых диэлектриков
Исследование магнитных материалов
Математика
Примеры задач по математике
Линейная алгебра и аналитическая геометрия
Функции
Понятие дифференциала функции
Сходимость ряда
Теория вероятности и математической статистики
Дифференциальные уравнения
Вычислить предел функции
 

Пример написания реферата по теме «Особенности композиции в декоративном искусстве Японии»

Мы не случайно предлагаем подробный материал реферата но этой тематике, так как в исторической справке первой главы декоративной росписи Японии уделяется мало внимания.

Материал этого реферата заочницы H.A. Балашовой был использован ею в дипломной работе на тему «Цветущая ветка дерева». Художественная роспись по шелку горячим резервом. Декоративное панно». 2000 г. (См. цв. вкл., с. 12.)

1. Историческая справка ■ Мир, созданный художниками японских декоративных росписей, при первом знакомстве кажется то простым и понятным, то сложным и недоступным. Изображения деревьев, кустарников, цветов и птиц хоть и несколько непривычны, но правдоподобны. Золотой фон, на котором они расположены, делает росписи более похожими па панно или ковер, чем на картину.

Мотивы природы преобладали в настенных росписях подобно тому, как они главенствовали в классической поэзии. Идея неразрывной связи человека и природы была центральной в культуре Японии. Наблюдая природу и постоянно ощущая сопричастность с ней, человек осознавал и постигал свое место в мироздании.

«На художественные качества росписей оказали воздействие многие факторы — как особенности национального мировосприятия, так и материалы конструкции архитектуры. Композиционное построение произведений было обусловлено образом жизни людей: поскольку в японском доме отсутствовала мебель и главной поверхностью, на которой сидели, спали, принимали пищу, являлся покрытый циновками пол, полуфигура сидящего человека и уровень его глаз определяли не только масштаб предметов в интерьере, но и точку зрения на настенную живопись.

Искусство декоративных росписей имело в Японии древнюю традицию. Еще во дворцах феодальной аристократии X—XII вв. получили широкое распространение расписные ширмы. Настенах монастырей XIV—XV вв. изображались буддийские святые и пейзажи. Но в XVI в. изменился и смысл росписей, и их предназначение. Они размещались главным образом во дворцах и замках военных правителей страны и крупных феодалов, а в богатейших монастырях украшали приемные залы и помещения для гостей?

Исполненные по золотому фону минеральными и растительными красками насыщенных тонов, росписи представляли нечто невиданное и поражала современников пышностью и великолепием. Они служили фоном для праздничных церемоний, создавая атмосферу торжественности и роскоши.

Затем мастера стали искать новые приемы исполнения живописи. Они пришли к необходимости укрупнения масштаба изображений, выделения ведущего мотива, отказа от мелких деталей.

Особенно распространенной темой росписей были времена года, занимающие особое место в литературе и искусстве Японии. В декоративном искусстве — лаках, керамике, тканях — легко узнается мотив, указывающий на время года (цветущая слива — ранняя весна, листья клена, хризантема — осень и т. д.). В композиции нередко соединялись приметы всех сезонов, и это символизировало замкнутый цикл природных превращений, круговорот времени, которому подчинялась жизнь природы и человека.

«Сохраняя бережное отношение к природному, естественному, японское искусство не любит геометрической правильности форм, не любит симметрии, которая есть повторение, а здесь все определяет внимание к единичному, неповторимому. Отсюда старание сохранить природное своеобразие материала, минимальная его обработка. Принципиальная незавершенность формы — это выражение того, что познание, в том числе и художественное, всегда есть путь, движение.

Именно обращением к опыту самого воспринимающего, к его способности достроить, развернуть в своем воображении и переживании то, что дано художником, объясняется значение в японском традиционном искусстве эмоционального подтекста, который вовлекает в переживание и осмысление то, что не дано, но подразумевается. Поэтому и в поэзии, и в живописи, и в других видах искусства особо ценится недосказанность, недомолвка»1.

Творчество выдающихся мастеров японской живописи

«Рассвет декоративной настенной ■ живописи в Японии приходится на конец XVI—XVII в. До нашего времени больше всего росписей сохранилось в городе Киото, древней столице Японии. Именно здесь работали выдающиеся художники: Кано Эйтоку, Кано Санраку, Хосэгава Тохаку, а позднее — Таварая Сотацу и Огата Корин. Они оставили потомкам произведения, принадлежащие к сокровищам мирового искусства.

Творчество каждого из этих мастеров — важный этап в истории стилевого развития декоративных росписей. Но их созданиям присущ н ряд общих свойств,


определяемых в первую очередь взаимодействием с архитектурным пространством, в котором они помещались»1.

Во второй половине XVI в. развернулась деятельность выдающегося мастера настенной живописи Капо Эйтоку — это было время крупных исторических событий и социальных преобразований и Японии. Б этот период возникли многочисленные города и были перестроены старые. Правители страны утверждали свою власть не только оружием, но и возведением грандиозных укрепленных замков и роскошных дворцов. Первый такой замок — Адзути начали строить по приказу Ода Нобунага в 1.1576 г. Бее его помещение было поручено украсить росписями Капо Эйтоку, который трудился около трех лет во главе бригады учеников и подмастерьев.

Замок не сохранился до нашего времени, но по письменным источникам можно судить о впечатлении, которое производили его мошные укрепления и великолепные росписи Эйтоку.

«Представление о характере живописи, выполненной Капо Эйтоку в Адзути, а также в замках и дворцах, построенных по приказу Тоетоми Хидэеси и позднее разрушенных, могут дать несколько произведений, приписываемых этому мастеру Среди них — «Кипарис» (рис. 22), роспись на шестистворчатой ширме, возможно, украшавшая стенные панели.

Обширную поверхность ширмы (ширина 4,6 м, высота 1,7 м) занимает огромное искривленное дерево с толстыми ветвями. Его подножие и вершина срезаны краями картины, отчего изображение кажется еще значительнее и монументальнее. Условные золотые облака как бы окутывают могучий ствол. Б их прорывах выступает вершина горы, в сопоставлении с которой пропорции дерева становятся особенно мощными. Однако укрупненные, обобщенные формы не производят впечатления застывших, они наполнены какойто скрытой, неведомой силой. Внутренняя динамика подчеркивается направлением движения справа налево. Вся роспись выполнена энергичными мазками широкой кисти»1.

Под стать монументальным, обобщенным формам было скупое цветовое решение. «Для ширмы «Кипарис» оно основывалось на сопоставлении коричневого, синего и зеленого с золотом фона, усиливающего их звучность. Все эти особенности стали слагаемыми художественной системы настенной росписи, разработанной Кано Эйтоку и оказавшей сильнейшее воздействие на его современников, а затем и мастеров XVII в.

Циклы росписей Кано Эйтоку имели совершенно определенное назначение: возвеличивать владельца дворца или замка, его власть и богатство. Росписи формировали особую среду для торжественных ритуалов, воздействуя на многочисленных приглашенных — вассалов и соседей, недругов и союзников. Именно потому, что стиль росписей Эйтоку наиболее точно соответствовал требованиям времени, он получил повсеместное распространение. Ему не могли противостоять даже художники с такой яркой индивидуальностью, как Тохаку и Санраку.

Самое известное произведение, приписываемое Хасэтава Тохаку, — роспись «Клен», занимающая огромную стену из четырех панелей. В центре композиции мощный ствол дерева изображен по диагонали справа налево, его ветви, словно раскинутые руки, направлены в разные стороны. Золотые облака, как и в произведениях Эйтоку, служат фоном с выделяющимися на нем алыми, рыжими, зелеными листьями. По сравнению с «Кипарисом» ритмика росписи Тохаку более разнообразна. Художник отходит от схематичности цветового решения, свойственного Эйтоку, для которого образы природы были шперссны и»* сими пи себе, а как официальные символы государственности. Па этом основана его стилизация природных форм, их укрупнение, приведение объема к силуэту и пятну. Тохаку гораздо внимательнее к изображаемым цветам, листьям, ветвям. Он вглядывается в их строение, добиваясь естественности и гармонии их расположен ния. Но при этом он сохраняет основные элементы системы декоративной росписи, которая была создана Эйтоку.

Это ясно ощущается и во многих произведениях Кано Санраку, ученика и приемного сына Эйтоку. Известно, что Санраку вместе с учителем работал над многими циклами, освоив методы и приемы его живописи. В таком произведении, как «Цветущее дерево сливы», угадываются прообразы Эйтоку, но нет его бурного темперамента, напряженности и динамики. Это связано не только с индивидуальностью Санраку как живописца. Менялись идеалы, уходила в прошлое эпоха феодальных междоусобиц и борьбы за власть, страна вступала в длитель' ный период мирной жизни. В настенных росписях появляются образы мягкие н лирические, поэтичные по настроению. Такова знаменитая комната, украшенная изображениями пионов, выполненных Кано Санраку, и другие его работы.

Представить себе единый цикл дворцовых росписей во взаимодействии с архитектурным пространством можно лишь по немногим сохранившимся памятникам, в числе которых замок Нидзе в Киото, построенный по приказу сегунов Токугава. Хотя его живопись относится ко второй четверти XVII п., в ее стиле чунстиуется близость монументальным композициям Капо Эйтоку.

Декоративный убор огромного замкадворца ие что иное, как собирательный образ власти и богатства его владельца»1.

В главном зале саун восседал на возвышении спиной к Стене, на которой была изображена гигантская, раскидистая сосна с могучей кроной. Присутствовавшие на церемонии вассалы видели правителя на фоне этого дерева, что вызывало у них определенные ассоциации, ибо сосна — традиционный для японской культуры символ человека мудрого, сильного и стойкого. Кроме того, она считалась метафорой долголетия и имела связь с солнечной магией. И другие мотивы росписи также выбирались художниками исходя не из личных предпочтений, а в соответствии с укорененными в сознании народа собирательными образамисимволами.

«Художественный образ произведения искусства создастся системой приемов и средств выразительности, которые можно назвать его языком. На зрителя влияет характер линии, силуэта, тональных градаций и цветосочетаний. Язык японских настенных росписей складывался на основе традиций средневековой живописи. Его особенности лучше всего проследить на примере произведений выдающихся художников XVII в. Таварая Сотацу и Огата Корина, творчество которых ознаменовало второй период расцвета декоративной японской живописи»

Эти мастера продолжали то, что сделали Кано Эйтокз' и его современники, но время их деятельности было уже иное. Изменились идеалы, цели и задачи искусства. С окончанием феодальных войн перестали строить замки, а регламентация общественной жизни, введенная сегунами Токугава — новыми правителями Японии, требовала ограничения роскоши даже для представителей феодальной знати. Украшать пышными росписями стены дворцов не разрешалось, и декоративная живопись размещалась главным образом на складных ширмах. Не связанная непосредственно с архитектурной конструкцией зданий, ширма служила и перегородкой в комнате, и предметом мебели, и картиной Изображения стали более камерными по характеру. Наряду с природными мотивами, значительное место занимали сюжеты из классической литературы. Политика изоляции Японии, начавшаяся в 40х гг. XVII в., прервала культурные контакты с другими странами. Важнейшим стимулом развития искусства стало обращение к прошлому.

«Таварая Сотацу был самым крупным живописцем XVII столетия. Он синтезировал разные приемы и средства выразительности и достиг с их помощью качественно нового художественного результата. Обращение Сотацу к культуре периода Хэйан (IX—XI вв.) оказало сильнейшее воздействие на стиль мышления художника, стремившегося воссоздать поэтический мир классической литературы. Его образы передают не столько красоту и гармонию природы, сколько внутренний мир человека.

Уже в ранних росписях 1621 г., выполненных в монастыре Егэнин в Киото, обнаруживаются не только связи Сотацу с монументалистами предшествующего периода, но н отличие и« них. Хотя мотив сосен и скал сходен с росписями Эйтоку и мастеров школы Кано, живопись Сотацу производит иное впечатление изза расположения на стенной поверхности н соотношения с фоном. Более приземисты пропорции деревьев, компактен их силуэт. Важнейшим изобразительным средством стал цвет, используемый в оттенках и размывах, контрастных сопоставлениях, позволяющих передать впечатление объемности (рис. 23). Хотя такое название имеет совершенно определенная местность, Сотацу воспроизводит не реальный ландшафт, а его поэтическую интерпретацию в знаменитой повести IX в. «Исэ моногатариг*. В средневековой лирике сосна была метафорой ожидания (поскольку «сосна» и «ждать» произносятся одинаково — «мацу»). В соединении с изображением волн — ме гафорой слез — она была воплощением образа ожидающей и тоскующей возлюбленной. Сотацу, тонко ощущавший свойственную поэзии множественность смысла, стремился воплотить в росписи неуловимую игру чувств, уподобляя их изменчивой стихии волн и вечной незыблемости скал»1.

Ширмам «Мацусима» близка по типу другая роспись мастера — «Тропинку под плющом», также на сюжет из «Исэ мопогатарн». Художник строит единую композицию на двух ширмах, доведя до лаконизма выразительные средства. С золотом фона контрастируют силуэты пологих холмов, таким же зеленым тоном, но размытым и имеющим тонкие градации, намечена полоса тройники и свисающие откудато сверху плети и листья плюща. Им вторят бегущие сверху вниз строки стихов, тема которых восходит к тому эпизоду из повести, где говорится о путешествии герояпоэта Аривара Нарихира через ущелье Инуяма, заросшее плющом. Сотацу добивается удивительного согласия деталей росписи, запечатленных с разной степенью условности, — легких, как будто колеблемых ветром листьев плюща, обобщенно трактованных холмов и фона, который воспринимается одновременно и как воздушная среда, и как поверхность ширмыстены, на которой написаны иероглифы стихов.


«Наиболее величественны по замыслу ширмы Сотацу на сюжеты из романа XI в. «Гэндзи моногатари». Это произведение считается национальным сокровищем Японии. Хотя роспись по сравнению с другими кажется более повествовательной, художник развивает прием передачи не просто мотива, но его поэтического подтекста. Произведение Сотацу было обращено к зрителю, который не только знал сюжетную канву знаменитого романа Мурасаки Сикибу, но и помнил многочисленные стихотворные вставки, без которых невозможно понять его смысл. Именно в стихах раскрывалась внутренняя жизнь героев, передавались тончайшие оттенки их чувств и настроений. В композиции ширм отразилось стремление передать метафорическую емкость содержания сцен, найти зримые формы для воплощения глубинного смысла литературного текста. Мастер использует известные метафорыомонимы, образынамеки и традиционные ассоциации. Главное внимание обращено не на изображение реального места и действия, а на раскрытие ритмов мира поэтического, в котором воплощены эмоции героев, движения их души. С помощью изобразительных элементов Сотацу переводит видимые глазом пространственные связи в символические, возвышеннодуховные и от простого описания ситуации приходит к передаче ее внутреннего смысла»1.

В художественной системе Сотацу содержательность образов — результат соответствия живописного языка и классической литературы, что порождало широкий круг ассоциаций, подключая к восприятию его произведений вековые традиции культуры.

Искусство Сотацу, а вслед за ним и Огата Корина через классическую литературу стремилось гармонизировать отношения человека с миром. «Культура периода Хэйан в условиях Японии XVII в. была эстетическим идеалом, который выражал духовные потребности эпохи. Именно поэтому ее отзвуками наполнено и творчество Корина. Характерная особенность его манеры — повторяемость мотивов — дает возможность проследить за ходом жизни художника»1. Одним из них был мотив ирисов. Их можно встретить в раннем свитке, где ирисы возникают как побочная тема, в росписи на веере, лаковой шкатулке для письменных принадлежностей. Наконец, в парных ширмах «Ирисы» эта тема получает наиболее яркое и выразительное решение уже в монументальной росписи.

Композиция росписи такова, что создается впечатление мягкого струення воды, над которой поднимаются растения. Ритмический рисунок ведет наш взгляд по поверхности картины, определяя темп восприятия, его ускорения и замедления. Повторяемость одних и тех же групп ирисов, которая намечена художником на правой ширме, где начинается общее ритмическое движение. сменяется свободными вариациями, лишенными симметрии и придающими росписи большую живость. В сочетании лишь намеченной орнаментальной упорядоченности и свободного повтора близких, но несовпадающих форм — основа эмоционального воздействия произведения Корина.

Композиция росписи Огата Корина органично сочетается с формой ширмы, которая представляет собой не плоскость, а расположенные под углом друг к другу панели. «Ирисы» свидетельствуют о том, что в отличие от предшественников художник мыслил иначе, ощущая ширму как объемную конструкцию в интерьере, взаимодействующую с другиразуют декоративный ансамбль. Недаром он так много работал в сфере прикладных искусств, расписывая керамику, веера, кимоно, создавая лаковые изделия.

Образ бесконечности жизни, ее движения и весеннего возрождения воплощен в последнем шедевре Корима «Красное и белое дерево сливы» (рис. 24) — росписи на паре двустворчатых щирм.

Ее воздействие построено на контрастном сопоставлении цветущих деревьев с условным фоном и орнаментально трактованным водным потоком. Мастер доводит до логического завершения метод художественного претворения действительности в декоративную роспись Он как бы нарочито заостряет внутренний «драматический конфликт* реально наблюдаемого п переосмысленного творческой фантазией1.

Его произведения — это мир поэтический, не поддающийся непосредственному воспроизведению, а лишь косвенному выражению языком декоративной живописи.

Искусство японских художников XVI—XVII вв. было обращено к современникам. Оно выросло на почве многовековой культурной традиции и рассчитано на общеизвестные ассоциации, знание древней поэзии и классической литературы Средневековья. Нам же для того, чтобы понять язык и смысл декоративных росписей, необходимо проделать большую внутреннюю работу. Но такая работа всегда обогащает и приносит радость, открывая пути в неведомый прежде мир высокой гармонии и красоты.

Японские мотивы в тканях модерна Среди экспонатов Музея художественных тканей Московского текстильного института хранится коллекция тканей стиля модерн, которая является одной из лучших в стране.

В художественной росписи тканей используются красители, хорошо растворимые в воде и спирте, обладающие высокой кроющей способностью, имеющие большую гамму чистых ярких красок.

Получение ярко желтого цвета из листьев березы

Рецепт приготовления краски для батнка из прямых красителей (в граммах)

Вариант научно-исследовательской студенческой работы по теме Краски и красители

Экспериментальная работа по получению натуральных красителей

Инструменты и различные приспособления для росписи ткани

На главную